В нашем регионе скоро начнется посевная, однако многие фермеры не скрывают тревоги – у нас мало своих семян. Заговорили даже о продовольственной безопасности. Насколько оправданы опасения? Об этом «АиФ» спросил директора Всероссийского института генетических ресурсов растений им. Н. И. Вавилова, профессора РАН Елену Хлесткину.

– Похожую ситуацию с обеспечением семенами мы уже пережили во время борьбы с ковидом, – обратила внимание руководитель института. – Тогда многие зарубежные страны откровенно приберегали запасы для себя, и нашей стране пришлось перестраивать устоявшиеся механизмы, в том числе транспортные потоки, логистику. Как видите, ничего страшного не произошло, на положении с продовольствием это не отразилось. Также импортозамещение подтолкнула первая волна санкций. После всего этого мы уже подкованы: есть опыт, укреплены все звенья производственной цепочки, начиная от науки, которая динамично развивается. Так что повода для паники нет. На данный момент семенами, например, зерновых (пшеница, рис и др.), зернобобовых культур (горох, чечевица) наши аграрии обеспечены на 100%.

«Химия» в подарок

Елена Данилевич, SPB.AIF.RU: Но официальные источники утверждают: семена кукурузы на 58%, подсолнечника на 73, картофеля на 90, а сахарной свеклы на все 98% – импортные! Что делать?

Елена Хлесткина: Эти цифры постоянно звучат с 2016 года, хотя началось все еще в 1990-е. Отрасль тогда попала в жернова рынка, после чего большинство ниш были быстро и агрессивно заняты иностранными технологиями и семенами. В итоге мы очутились в сложном положении, но сейчас ситуация меняется. В 2017-м в России была принята Федеральная научно-техническая программа развития сельского хозяйства, которая действует до 2025 года. И по каждой из названных вами культур – свекла, картофель, подсолнечник – идут отдельные подпрограммы. Первые результаты (по картофелю и свекле) показывают, что отечественное семеноводство при поддержке государства и сохранившейся научной школы способно быстро возрождаться. Сейчас у отечественных селекционеров и семеноводов появился шанс доказать, чего они стоят, – «вынуть из закромов» все свои достижения и занять рынок.

– Еще фермеры жалуются, что морковка из наших семян получается «корявая», а из заграничных ровненькая, красивая. Отчего так?

– У меня встречный вопрос к фермеру. Он эти семена как покупал – через третьи руки или напрямую обращался в семеноводческий центр, где проверенный, элитный материал? Подозреваю, что речь о первом варианте. Что касается внешнего вида корнеплодов, то здесь важен подход к селекции, которая и решает эту задачу. С селекцией сортов у нас никогда проблем не возникало, а вот с гибридами был пробел.

И сегодня программы пяти последних лет направлены на то, чтобы его заполнить. Хочу вас заверить – по сахарной свекле, капусте у нас уже сегодня есть очень хорошие гибриды.

– Также к зарубежным семенам сразу прилагается и много средств защиты, четких инструкций, как вовремя поливать и обрабатывать растения. Что нам мешает организовать аналогичную поддержку?

– Да, такие «пакетные» решения дают гарантированный объем урожая. Вот только хочется спросить, насколько он, выращенный с использованием большого количества «химии», полезен для здоровья? Также не секрет, что главная цель подобных поставщиков – прибыль для них самих. Расчет прост: на «химии» легче заработать, чем на семенах. Поэтому иностранные разработчики не скрывают: создавая свои сорта и гибриды, они зачастую намеренно не заботятся об их генетической устойчивости. Ведь чем меньше сорт сопротивляется болезням, тем больше надо его защищать, а значит, поливать пестицидами. У нас же идет отбор растений на природную выносливость – это традиционный конек отечественной селекции.

Нездоровая конкуренция

– Все же непонятно, почему мы очутились в такой зависимости от импортных семян? В вашем институте хранится знаменитая коллекция культурных растений, которую начал создавать еще Вавилов. В ней свыше 320 тысяч образцов! Зачем тогда столько покупали на Западе?

– Сорта создаются долго. Иногда 20 лет и больше. Также надо учитывать время на предварительные исследования. Если отсчитаем назад от сегодняшнего дня, получим как раз 1990-е, о которых уже упоминалось. В то время финансирование науки, в том числе селекции, было мизерным. Иностранцы же грамотно зашли на наш рынок, причем в свойственной им манере. Используя нездоровую конкуренцию, все способы маркетинга, от которого на 80% зависит привлекательность сорта, потоки информации, которую трудно проверить.

В итоге цепочка «коллекция-селекция-семеноводство-производство» оказалась почти разрушена, главным образом на этапе «семеноводство». Это стало для страны большим испытанием, но сейчас, повторю, положение кардинально меняется. Последние пять лет государство ощутимо поддерживает отрасль, в том числе финансово.

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.